Книга памяти и Славы

Оленина Ольга Александровна

Мою прабабушку звали Оленина Ольга Александровна, призвали в Советскую армию 2 декабря 1942 года Ковернинским Райвоенкоматом Горьковской области.
Службу несла в воинской части 28-ой Отдельно-Зенитного Пулемётного батальона , часть находилась в г. Бронница Московской области, а роты и взводы находились по Москва реке, где охранялись шлюзы Фаустово, Софьино, Андреевка, Коммуна.
По приезду в часть был у неё командир батальона капитан Тихомиров, начальник штаба Бессараб.

Второго апреля 1943 года была переведена в 1-ю роту, где командиром роты был Буренков. В 1944 году она была награждена за отличную боевую подготовку знаком «Отличный пулемётчик».
В конце апреля 1945 года наш батальон был переведён на Дальний восток На станцию Могоча. С Могочи её роту под командованием старшего лейтенанта Щёлока Павла Савельевича отправили на ст. Пеньковая где они и вели службу до конца войны с Японскими милитаристами.
Демобилизирована с Дальнего востока 19 сентября 1945 года на основании постановления СНК №2281\582 начальник штаба Ковшевной .
Демобилизировалась она по фамилии Баренкова Ольга Александровна.
Моя бабушка умерла 3.12.2005.

Выполнил:
ученик 5 «В» класса школы № 110
Жуков Кирилл

Иванов Борис Александрович

Иванов Борис Александрович - прадед Буровой Полины, учащейся 5 в класса. Родился в 1913 году. В 12 лет его взяли на работу от Комитета Бедноты. И до 60 лет он работал на этом же авиационном заводе г. Нижнего Новгорода. До войны, во время войны он вместе с другими рабочими строил самолеты для фронта и для победы в 1945 году. После окончания войны он строил самолеты для мирной жизни нижегородцев. Он имел награды:
1. Медаль за доблестный труд во время « Великой Отечественной войны 1941-1945».
2. Медаль и орден «Заслуженный ветеран труда».
3. Многочисленные грамоты, медали за труд, за непрерывный труд, за 50 лет труда на одном предприятии. Сейчас его уже нет среди нас.

Выполнил:
ученик 5 «В» класса школы № 110
Жуков Кирилл

Курепина Наталья Юрьевна

Накануне Нового года членам Координационного Совета Ассоциации Учащейся Молодёжи «Единство» было поручено сходить в гости к ветеранам Великой Отечественной войны и поздравить их с наступающими праздниками.
Я, Арбузова Анастасия и Круглова Юлия пошли в гости к Курепиной Наталье Юрьевне. Она является председателем правления общественной организации «Жители блокадного Ленинграда» города Нижнего Новгорода. Много лет она ведёт большую общественную работу по поддержке блокадников, защите их прав и интересов, а также просветительскую деятельность среди детей и молодёжи нашего города.
Мы не перестаём удивляться бодрости и активности поколения военных лет!

Мы хотим поделиться с Вами тем, что услышали от этой замечательной женщины. Рассказ будет в форме интервью.

— Наталья Юрьевна, а что вы можете рассказать о своём детстве, ведь во время войны Вы были совсем ребёнком?
— Эх, девочки… для меня детство кончилось, когда весной 1942 года умерли жившие с нами тёти (мамина и папина сёстры). Мне, дистрофику, болевшей цингой, надо было начинать учиться в школе (зимой школы не работали). Надо было присмотреть за шестилетней сестрой, выкупить по карточкам хлеб и не прозевать выкупить какие-нибудь продукты, которых на всех не хватало. А ещё вместе с сестрой отпилить и наколоть дров, протопить печь, а в печке сварить кашу…

— Наталья Юрьевна, а расскажите нам, пожалуйста, как вы учились?
— В школе, начиная с осени 1942 года, установилась трудовая повинность — разгрузка дров на вокзале и заготовка их для школы. Не припомню, чтобы хоть кто-то роптал… Энтузиазм проявляли, когда спрашивали, кто желает дежурить в госпитале.
А весной 1943 года разбомбили нашу школу. Мы рвались раскапывать развалины, под которыми оказались погребены шесть наших учителей. Как мы рыдали, когда кто-то сказал, что стоны из-под завала прекратились… В этом же 1943 старшеклассники (в том числе и я) поехали на работу в совхоз…

— Война — это всегда ужасно… Наталья Юрьевна, как же удавалось держаться детям, подросткам, которые, в общем-то, порой капризны?
— Знаете, подростки были уверены, что надо выжить назло врагу! Ещё у нас было убеждение, что эвакуируются только трусы. Один раз управдом и участковый милиционер настаивал, чтобы мама отправила нас с сестрой в эвакуацию: «Немцы готовятся к штурму, всех детей надо вывезти из города, а взрослые останутся оборонять его». Мама тогда ответила так: «Или уедем вместе, или вместе будем умирать…»

— Да, у взрослых и у детей была идея, были убеждения. Именно поэтому СССР одержал победу в этой жестокой войне. Наталья Юрьевна, а как сейчас относятся к блокадникам? Уделяется ли этому периоду войны должное внимание?
— Я считаю, что к наименее изученным относится вопрос участия детей в обороне Ленинграда. Есть мнение, будто дети не внесли никакого вклада в ленинградскую победу. Но разве учитывал кто-нибудь «мелки» будничные дела, с которыми пришлось справляться ленинградским школьникам-подросткам? Внимание уделялось только боевым и трудовым подвигам защитников и тружеников осаждённого города… Но сейчас нас вспоминают чаще, помогают, выделяют — и тут Наталья Юрьевна показала нам Знак «Жителю блокадного Ленинграда». — О масштабах будничных дел, участниками которых были дети, я могу судить по своему опыту.
А сейчас, спустя многие годы, я узнала, в какое катастрофическое положение попали тысячи детей, которые потеряли родителей. Для их спасения стали срочно формировать детские дома. Эта масштабная работа всего народа до сих пор не получила должной оценки! А сколько безнадзорных детей было вывезено с детскими домами под руководством НКВД, не знает никто! Судьба по разным городам разбросала маленьких ленинградцев… Это были не просто дети войны — будущее нашей страны. Это были дети блокады… Пережитое в детстве потрясение определило их дальнейшую жизнь и не отпускает уже взрослых блокадников до последних их лет… Осознавая, какие усилия были положены в условиях военного времени на их спасение, они

взрастили
детдомовское братство. И это братство помогло им выжить в невероятно трудных условиях.

— Наталья Юрьевна, а что вы хотели бы пожелать будущим поколениям?
— Самое главное — не забывать подвиг, который совершили их предки, ради их жизни, ради мирного неба над головой! Не дай Боже, чтобы была война, но если она случится, то пусть они повторяют подвиги их прадедов!
Девочки, в этой книге собраны воспоминания жителей блокадного Ленинграда, а также воспоминания непосредственных участников обороны города, и я дарю её вам — и Наталья Юрьевна протянула нам книгу, которую сама составила для потомков.
Возможно наши внуки, правнуки, которым не у кого будет уже спросить о той войне, откроют эту книгу и узнают, какой ценой досталась нам победа…

После этого мы не не стали больше тревожить её воспоминания и продолжили беседу о её семье, о мирном времени её жизни. Долго мы ещё сидели, а она всё не хотела отпускать нас, ведь ей так не хватает общения.
27 января мы звонили Наталье Юрьевне и поздравляли её со значимой для неё датой — день снятия блокады Ленинграда.
Мы с радостью пойдём в гости к Наталье Юрьевне ещё не один раз, чтобы послушать её интересные и трогающие до глубины души истории.

Накануне Нового года членам Координационного Совета Ассоциации Учащейся Молодёжи «Единство» было поручено сходить в гости к ветеранам Великой Отечественной войны и поздравить их с наступающими праздниками.
Я, Арбузова Анастасия и Круглова Юлия пошли в гости к Курепиной Наталье Юрьевне. Она является председателем правления общественной организации «Жители блокадного Ленинграда» города Нижнего Новгорода. Много лет она ведёт большую общественную работу по поддержке блокадников, защите их прав и интересов, а также просветительскую деятельность среди детей и молодёжи нашего города.
Мы не перестаём удивляться бодрости и активности поколения военных лет!

Мы хотим поделиться с Вами тем, что услышали от этой замечательной женщины. Рассказ будет в форме интервью.

— Наталья Юрьевна, а что вы можете рассказать о своём детстве, ведь во время войны Вы были совсем ребёнком?
— Эх, девочки… для меня детство кончилось, когда весной 1942 года умерли жившие с нами тёти (мамина и папина сёстры). Мне, дистрофику, болевшей цингой, надо было начинать учиться в школе (зимой школы не работали). Надо было присмотреть за шестилетней сестрой, выкупить по карточкам хлеб и не прозевать выкупить какие-нибудь продукты, которых на всех не хватало. А ещё вместе с сестрой отпилить и наколоть дров, протопить печь, а в печке сварить кашу…

— Наталья Юрьевна, а расскажите нам, пожалуйста, как вы учились?
— В школе, начиная с осени 1942 года, установилась трудовая повинность — разгрузка дров на вокзале и заготовка их для школы. Не припомню, чтобы хоть кто-то роптал… Энтузиазм проявляли, когда спрашивали, кто желает дежурить в госпитале.
А весной 1943 года разбомбили нашу школу. Мы рвались раскапывать развалины, под которыми оказались погребены шесть наших учителей. Как мы рыдали, когда кто-то сказал, что стоны из-под завала прекратились… В этом же 1943 старшеклассники (в том числе и я) поехали на работу в совхоз…

— Война — это всегда ужасно… Наталья Юрьевна, как же удавалось держаться детям, подросткам, которые, в общем-то, порой капризны?
— Знаете, подростки были уверены, что надо выжить назло врагу! Ещё у нас было убеждение, что эвакуируются только трусы. Один раз управдом и участковый милиционер настаивал, чтобы мама отправила нас с сестрой в эвакуацию: «Немцы готовятся к штурму, всех детей надо вывезти из города, а взрослые останутся оборонять его». Мама тогда ответила так: «Или уедем вместе, или вместе будем умирать…»

— Да, у взрослых и у детей была идея, были убеждения. Именно поэтому СССР одержал победу в этой жестокой войне. Наталья Юрьевна, а как сейчас относятся к блокадникам? Уделяется ли этому периоду войны должное внимание?
— Я считаю, что к наименее изученным относится вопрос участия детей в обороне Ленинграда. Есть мнение, будто дети не внесли никакого вклада в ленинградскую победу. Но разве учитывал кто-нибудь «мелки» будничные дела, с которыми пришлось справляться ленинградским школьникам-подросткам? Внимание уделялось только боевым и трудовым подвигам защитников и тружеников осаждённого города… Но сейчас нас вспоминают чаще, помогают, выделяют — и тут Наталья Юрьевна показала нам Знак «Жителю блокадного Ленинграда». — О масштабах будничных дел, участниками которых были дети, я могу судить по своему опыту.
А сейчас, спустя многие годы, я узнала, в какое катастрофическое положение попали тысячи детей, которые потеряли родителей. Для их спасения стали срочно формировать детские дома. Эта масштабная работа всего народа до сих пор не получила должной оценки! А сколько безнадзорных детей было вывезено с детскими домами под руководством НКВД, не знает никто! Судьба по разным городам разбросала маленьких ленинградцев… Это были не просто дети войны — будущее нашей страны. Это были дети блокады… Пережитое в детстве потрясение определило их дальнейшую жизнь и не отпускает уже взрослых блокадников до последних их лет… Осознавая, какие усилия были положены в условиях военного времени на их спасение, они

взрастили
детдомовское братство. И это братство помогло им выжить в невероятно трудных условиях.

— Наталья Юрьевна, а что вы хотели бы пожелать будущим поколениям?
— Самое главное — не забывать подвиг, который совершили их предки, ради их жизни, ради мирного неба над головой! Не дай Боже, чтобы была война, но если она случится, то пусть они повторяют подвиги их прадедов!
Девочки, в этой книге собраны воспоминания жителей блокадного Ленинграда, а также воспоминания непосредственных участников обороны города, и я дарю её вам — и Наталья Юрьевна протянула нам книгу, которую сама составила для потомков.
Возможно наши внуки, правнуки, которым не у кого будет уже спросить о той войне, откроют эту книгу и узнают, какой ценой досталась нам победа…

После этого мы не не стали больше тревожить её воспоминания и продолжили беседу о её семье, о мирном времени её жизни. Долго мы ещё сидели, а она всё не хотела отпускать нас, ведь ей так не хватает общения.
27 января мы звонили Наталье Юрьевне и поздравляли её со значимой для неё датой — день снятия блокады Ленинграда.
Мы с радостью пойдём в гости к Наталье Юрьевне ещё не один раз, чтобы послушать её интересные и трогающие до глубины души истории

Сенькан Вильгельм Иосифович и Людмила Аркадьевна

Не так давно, в канун Нового Года мы с подругой посетили одного из Юнг-горьковчан,участников Великой Отечественной войны, Сенькана Вильгельма Иосифовича и его супругу Людмилу Аркадьевну.
Мы договорились о встрече и в назначенное время пришли к ним домой. нас любезно встретила Лбдмила Арквдьевна и пригласила в дом. Там мы узнали, что к сожалению, Вильгельм Иосифович не здоров и практически не ходит, поэтому поговорить с ним нам не удалось.
Людмила Аркадьевна рассказала нам, что её муж служил 7 лет на северном военно-морском флоте. А сама она работала в госпитале на протяжении всей войны. Молодость у Людмилы Аркадьевны была очень тяжелой. У нее был родной младший брат, который однажды шел по улице и его ударили чем-то по голове. Из-за этого он остался на всю жизнь инвалидом. Несмотря на свои дела Людмила Аркадьевна каждодневно ездила в брату, родителям и ухаживала за ними.
Во время встречи, находясь рядом с этими людьми я хотела выразить им огромную благодарность за те трудности и невзгоды, которые им пришлось вынести ради нашего будущего!

Раков Сергей Константинович

КС АУМ «Единство» 13 января посетил , юнгу Северного Военно-морского флота, заслуженного героя Советского Союза, чтобы взять интервью в рамках проекта «Строки, опаленные войной»

Мы много времени провели вместе в теплой атмосфере. Сергей Константинович много рассказал нам о своей жизни и в том числе о военных годах.

— Первое сентября, праздник. Собрались мы в селе Тоншаево идти купаться, а тут репродуктор висел, как в сельской местности принято было. Важное правительственное сообщение: началась война. Вместо того чтобы идти купаться все пошли по домам сообщать родителям об этом. Буквально через пару недель я проводил своего брата на войну.

Прочитывая стих-обращение, Сергей Константинович обратил внимание на некоторые фразы:

«По зову сердца, овеянном морской романтикой…» Какая романтика?, — говорит Сергей Константинович, — мы: кто из партизанского отряда, кто откуда, посмотрели как солдаты живут, так какой тут патриотизм? Тут долг – защищать Родину надо!

У Сергея Константиновича есть своя небольшая мечта, о которой писали в газетах не раз: «В целях усиления патриотического воспитания школьников целесообразно было бы площадь перед дворцом назвать площадью Юнг Военно-морского флота. Она, находящаяся вблизи площади Минина и Пожарского, могла бы символизировать преемственность поколений и сохранять память о погибших юных патриотах земли Нижегородской. Они заслужили это!»

Я думаю, неудивительно, что у людей с таким жизненным опытом, силой духа, верой в себя и свою Родину за плечами огромный труд для всех нас!

Мы не забудем их великих подвигов!

Осминин Константин Константинович

Мы, Мацкевич Анастасия и Москаленко Константин,перед Новым годом ходили поздравлять Осминина Константина Константиновича.К сожалению,ветеран не мог долго разговаривать с нами,поэтому беседа получилась короткой.
Мы поздравили Константина Константиновича,пожелали ему здоровья,долголетия и конечно же счастья.Ветеран очень обрадовался подарку и особенно тому,что его не забывают во Дворце.Он же,в свою очередь,пожелал нам удачи в нашей деятельности,с теплотой отзываясь о Дворце имени Чкалова.
Не смотря на столь малое время,проведенное в гостях у Константина Константиновича,мы надолго запомнили эту беседу и надеемся,что нам еще не раз выпадет возможность посетить ветерана.Было бы очень интересно узнать больше о его жизни!

Старченко Николай Григорьевич

Перед Новым годом мы, Светлова Евгения и Соколов Иван, посетили ветерана-юнгу Старченко Николая Григорьевича

Наш разговор шел о самых разных темах. Ветеран рассказал нам о том,как он впервые попал во дворец: в 1938 году ему достался билет на дворцовскую елку. Следующий раз Николай Григорьевич посетил Дворец им. В.П. Чкалова лишь в 1941 году, когда всех мальчишек собрали на подготовку к отъезду на Соловки. Их всех разместили в зале (ныне 3 каб.), так как это было самое большое и безопасное помещение. Они просидели там весь день и, примерно, к 4-м часам начали знакомиться друг с другом. Николай Григорьевич познакомился с мальчиком, который сказал, что живет неподалеку и пригласил его в гости, так сказать, за стол. Ветеран, не раздумывая, согласился. Придя к новому другу домой, не успев сесть за стол, в дверь постучали солдаты. Которые, увидев Николая Константиновича, расспросив кто он такой, выгнали из чужого дома. Было поздно, поэтому ветерану пришлось ночевать на трамвайной остановке (была осень), да и пути обратно, до дворца, он не знал. Утром он добрался в пункт сбора, но там никого из ребят не застал. Он бежал по направлению к Кремлю, спрашивая у прохожих о том, не видел ли кто группу его товарищей. По объяснениям он добежал до Московского вокзала, где и застал всех ребят. Николай Григорьевич успел! Уже в поезде, направлявшемся в Архангельск, всех мальчиков остригли и выдали им новую форму. После преобразований они друг друга не узнали и им пришлось знакомиться заново!
Николай Григорьевич провел на Соловках 8 лет — до 1950 года. В этом же году вернулся в Нижний Новгород, где его ждали мать, младшие сестра и брат. Их нужно было как-то обеспечивать и, поэтому, ветеран пошел работать на завод. Через какое-то время это показалось ему очень скучным занятием, он решил уволится. Но в те времена нельзя было так делать, поэтому Николай Григорьевич пришел к начальству со словами: «Я просто не буду приходить на работу, и тогда вам самим придется меня уволить.» На что он получил ответ о том, что он очень глупо поступает и даже если найдет другую работу, то поймет какие хорошие условия были на заводе и вернется. Ветеран уходит работать на стойку, но в скором времени, как и говорило начальство, он возвращается на завод.
В живых у него осталось много родственников: 2 дочери с правнуками Николая Григорьевича, одна живет в Нижнем Новгороде, рядом с отцом, другая — в Перми; жива и сестра ветерана, они постоянно «на связи». Все живут хорошо.
Нам было очень интересно навестить ветерана-юнгу. Мы поздравили его с наступающим праздником и подарили сладкий подарок от Дворца.

Страницы